Значение слова О

О

О̆ О̆, о̆ ("О с краткой") — буква расширенной кириллицы. Используется в ительменской письменности, где является 25-й буквой алфавита, и в алфавите шурышкарского диалекта хантыйского языка (20-я буква).

Википедия

Найдите другие интересные слова

Введите слово в форму поиска, чтобы найти его значение

Например: город энергия релакс вариативный Самара
Сохрани в соц. сетях, чтобы не потерять!

Определение слова О в словарях

Словарь Даля

по старине он, пятнадцатая (гласная) буква ; на письме, повторяется не в пример чаще всех прочих, а в московском говоре почти не слышна в полногласности своей, скрадываясь на а, или даже обращаясь в полугласную. В просторечии, на севере и на востоке от Москвы, о произносятся сполна, где пишется (хотя и не так остро, как в остальной Европе; наречия: новгородское и владимирское), на юге и на западе, акают, причем на юге (рязанское) произносят о, если на него падает ударенье, а на западе (смоленское) буква эта вовсе изгнана, заменяясь глас ными: о, у, ы, ё, уо. Смоленское наречие переходит в белорусское, акающее, за коим следует окающие поляки, как и к рязанскому, с юга, примыкают окающие малоросы. Переходы о в иные гласные есть и у нас: страна (старана) (сторона), супротив (сопротив), выпь (вопить), рассказ, россказни. Брюшко оником, ножки хером. Ротик оником, губки жемочком. Сам оником, ручки фертом. | В церковном счислении, о под титлою означает семьдесят, а со знаком семьдесят тысяч. Сокращенно о, ост, восток; о. отец, говоря о монахе; о. озеро. О, об, обо, а слитно также об, предл. с вин. и пред. Значенье этого предлога весьма разнообразно и напрасно стеснено и ограничено нынешним веком. | Винит. при названии предмета, к коему прикасаются, на который действие направлено. Обопрись об меня, на меня. Оперся авоська о небоську, да оба в яму попали. Пошли рука об руку, под руку, или * рука в руку, согласно. Что совою о пень, что пнем о сову, все одно. Не споткнись тут о порог. Речка протекает вплоть об усадьбу. О кладбище идет канава, вокруг. Проезжай оверх оврага, повыше его. Добро не лихо: бродит о мир тихо. При означении смежности, где об означает раздел, и ставится перед мерою пространства или времени. Прибытки с убытками двор обо двор живут. Соседи об стену. Мы с ним земляки, о две версты всего. Поля наши о прясла, смежны. Приходи об неделю, готово будет. Обночь скажу, через ночь, завтра утром. Обночь, в виде наречия значит также: всю ночь и в одну ночь. | При указании на пору, время. Это было о прошлое воскресенье. Мы о пасху уедем, а о покров воротимся, около, близко этого срока. Прошлого, будущего года об эту ж пору, в эту пору. О ту пору случился тут брат, в ту, на ту пору. | пред. : когда об относится к предмету, о коем идет речь. О чем ни заговори, он все об одном! Думай о себе, подумай и о других. Не забота о вчерашнем, а забота о завтрашнем, насчет, про. Об нем басни напевают, сказки сказывают. О том, о сем, а больше ни о чем. Всяк о себе, а Господь обо всех. | Когда о относится к слову, означающему время, пору, срок. В этом значении трудно определить, когда идет вин. , и когда пред. О семидесятых годах, около; о святках буду у вас, на святки, на святках; мы о пасхе, о пасху всегда в деревне бываем. О полуночи; о полночь. | Иногда заменяет твор. , отвечая на кем, чем, удобно объясняясь пропущенным глаголом. Не об одном хлебе живы будем, не одним, помышляя только о насущном. О сыне только на свете живу; ради его, помышляя только о сыне, им одним дышу, об нем забочусь. С верою, лучинка о чем не свеча? почему. Без правды не жить, да и о правде не жить.

Словарь русского языка Лопатина

О

о 2, предлог и межд.

Современный толковый словарь, БСЭ

О

шестнадцатая буква русского алфавита; восходит к кириллической букве O («он»), имевшей, кроме звукового, также цифровое значение

70.

Словарь русского языка Ожегова

О

2 Усиливает утверждение или отрицание. + О да! О нет! о 1 Указывает на то, что составляет объект, предмет, цель чего-нибудь + Заботиться о детях. Мечты о славе. Весть о победе. На память о наше встрече. о 1 (устар. и обл.). Употр. при указании на наличие чего-нибудь у предмета + Избушка о двух окошках. Крылечко о трех ступеньках. о 2 Выражает какое-нибудь сильное чувство. + О Родина-мать! О, если бы ты знал! о 1 Указывает на близкое соприкосновение, столкновение, пребывание вплотную к чему-нибудь + Операться о край стола. Споткнуться о камень. Жить бок ¦ бок с кем-н. (совсем близко, рядом).

Новый толково-словообразовательный словарь русского языка Ефремовой

О



1. буква Шестнадцатая буква русского алфавита.

2. предикатив разг. Восклицание, выражающее с помощью интонации различные чувства, душевные переживания, как действие.

3. предлог (а также об, обо)
1) с вин. пад. Употр. при указании на:
1) объектные отношения предмета, с которым кто-л. или что-л. сближается, соприкасается, сталкивается;
2) местн. пространственные отношения, указывая на место совершения действия и соответствуя по значению сл.: рядом, вплотную с кем-л. или с чем-л.
2) с предл. пад. Употр. при указании на:
1) объектные отношения предмета речи, мысли или чувства (при управляющем слове соответственного содержания);
2) объектно-определительные отношения, характеризуя управляющее слово, раскрывая или уточняя его содержание;
3) разг.-сниж. определительные отношения, обозначая признак предмета по количеству его частей, членов и т.п.;
4) разг.-сниж. временные отношения, обозначая пределы протекания действия во времени.

4. межд. разг.
1) Употр. при выражении с помощью интонации различных чувств, душевных переживаний: изумления, испуга, негодования, укоризны, насмешки.
2) Употр. с целью усиления эмоциональной выразительности высказывания, придания ему патетической приподнятости.

Толковый словарь русского языка Ушакова

О

см. также (об), (обо) и (объ), глагольная приставка.

1. Служит для образования отыменных глаголов в знач. делать или делаться каким-н. (соответственно значению имени), напр.: онемечить, обанкротиться, облысеть, оплешиветь, окаменеть.

2. Указывает на то, что действие глагола распространяется на всю поверхность предмета или совершается вокруг, по окружности предмета или со всех сторон, напр.: окрасить, оклеить или обклеить, очистить, оглядеться, охватить или обхватить, охаживать (кого-н.), обрасти, объехать (кругом), обдумать.

3. Указывает на то, что действие глагола распространяется на ряд предметов, напр.: оделить, одарить, объехать (всех или многих).

4. Служит для образования сов. вида, напр.: ослепнуть, одряхлеть, озвереть, обозлить, облысеть (к слепнуть и т.д.).

5. В нек-рых глаголах на -ся вносит отрицательное значение, противоположное тому значению, к-рое заключается в корне глагола, напр.: ослушаться (не послушаться; ср. слушаться), ослышаться, оступиться.Примечание. Об употреблении (о), (об) и (обо) см. (об) и (обо).

Большой современный толковый словарь русского языка

О

I предик. разг.Обозначение с помощью интонации различных чувств, душевных переживаний как действия. II предл. с вин. и предл.

1. с вин. ; = об, = обоУпотребляется при указании на объектные отношения предмета, с которым кто-либо или что-либо сближается, соприкасается, сталкивается.

2. с предл. ; = об, = обоУпотребляется при указании на
1) объектные отношения предмета речи, мысли или чувства ( при управляющем слове соответствующего содержания )
2) объектно-определительные отношения, характеризуя управляющее слово, раскрывая или уточняя его содержание. III межд. разг.

1.Возглас, выражающий с помощью интонации различные чувства, душевные переживания: изумление, испуг, негодование, укоризну, насмешку.

2.Употребляется с целью усиления эмоциональной выразительности высказывания, придания ему патетической приподнятости. IV букваШестнадцатая буква русского алфавита.

Большая советская энциклопедия, БСЭ

О

шестнадцатая буква современного русского алфавита. По начертанию восходит к О кириллицы. Под влиянием греческого письма звук 'о' в кириллице имел два начертания O ('онъ') и w ('омега'), в глаголице J и -. В гражданской азбуке это ненужное графическое различие было устранено. Цифровое значение кирилловских букв: О - 70, w - 800; глаголических: J - 80, - -

700. Буква 'О' обозначает лабиализованный гласный заднего ряда среднего подъёма, В современном русском произношении и в акающих говорах звук 'о' слышен только в слоге под ударением. В безударных слогах буква 'О' обозначает звуки, близкие к 'а', и редуцированные звуки, близкие к 'ы' (ср. 'голова').

Цитаты со словом «о»

Я — шоколадный заяц, я — лясковый мерзавец, я — сладкий на все 100, о-о-о… Я — шоколадный заяц, и, губ твоих касаясь, я таю так легко, о-о-о… Я — шоколадный заяц, я — лясковый мерзавец, я — сладкий на все 100, о-о-о… Я — шоколадный заяц, и, губ твоих касаясь, я таю так легко… Я — шоколадный заяц, я — лясковый мерзавец, я — сладкий на все 100, о-о-о… Я — шоколадный заяц, и, губ твоих касаясь…

Ну, погоди!

Глубокоуважаемая Анна Васильевна. … Я до такой степени измучился за время после своего возвращения из Петрограда, что совершенно утратил способность говорить и писать Вам. … В Петрограде, в день отъезда моего, на последнем заседании Совета министров в присутствии Главнокомандующего генерала Алексеева окончательно рухнули все мои планы, вся подготовка, вся огромная работа, закончить которую я хотел с мыслью о Вас, результаты которой я мечтал положить к ногам Вашим (речь идет о вынужденном отказе от проведения десантной операции по захвату Босфора и Константинополя). «У меня нет части, которую я мог бы Вам дать для выполнения операции, которая является самой трудной в Вашем деле» — вот было последнее решение Главнокомандующего. Только Милюков, совершенно измученный бессонной неделей и невероятной работой, понял, по-видимому, что для меня этот вопрос имел некое значение, большее, чем очередная государственная задача, и он подошел ко мне, когда я стоял, переживая сознание внутренней катастрофы, и молча пожал мне руку. Накануне я был у Вас, но я не имел возможности сказать Вам хоть несколько слов, что я ожидаю и какое значение имеет для меня следующий день. Я вернулся от Вас и, придя к себе, не лег спать, а просидел до утра, пересматривая документы для утреннего заседания, слушая бессмысленные «ура» и шум толпы перед Мариинским дворцом и думая о Вас. И в это ужасное утро я, не знаю почему, понял или вообразил, что Вы окончательно отвернулись и ушли из моей жизни. Вот с какими мыслями и чувствами я пришел проститься с Вами. Если бы Вы могли бы уделить мне пять минут, во время которых я просто сказал бы Вам, что я думаю и что переживаю, и Вы ответили бы мне — хоть: «Вы ошибаетесь, то, что Вы думаете, — это неверно, я жалею Вас, но я не ставлю в вину Вам крушение Ваших планов», — я уехал бы с прежним обожанием и верой в Вас, Анна Васильевна. Но случилось так, что это было невозможно. Ведь только от Вас, и ни от кого больше, мне не надо было в эти минуты отчаяния и горя — помощи, которую бы Вы могли мне оказать двумя-тремя словами. … Вы в первом письме писали мне, что у Вас была мысль приехать повидать меня на вокзале. Я ведь ждал Вас, не знаю почему, мне казалось, что Вы сжалитесь надо мной, ждал до последнего звонка. Отчего этого не случилось? — я не испытывал бы и не переживал бы такого горя. И вот Вы говорите, что я грубо и жестоко отвернулся от Вас в этот день. Да я сам переживал гораздо худшее, видя, может быть неправильно, что я после гибели своих планов и военных задач Вам более не нужен. Я бесконечно виноват перед Вами, но Вы ведь знали, что я так высоко ставил Вас, Анну Васильевну, которую я называл и называю своим божеством, которой поклонялся в буквальном смысле слова, дороже которой у меня не было и нет ничего, что я не мог допустить мысли, чтобы я оказался бы в своих глазах её недостойным. … я вообразил, что Вы отвернулись от меня. Я справился немедленно, как вступил на палубу корабля, со своим отчаянием в военном деле. В часы горя и отчаяния я не привык падать духом — я только делаюсь действительно жестоким и бессердечным, но эти слова к Вам не могут быть применимы. Я работал очень много за это время, стараясь найти в работе забвение, и мне удалось многое до сих пор выполнить и в оперативном и политическом смысле. И до сего дня мне удалось в течение 3-х месяцев удержать флот от позорного развала и создать ему имя части, сохранившей известную дисциплину и организацию. Сегодня на флоте создалась анархия, и я вторично обратился к правительству с указанием на необходимость моей смены¹). За 11 месяцев моего командования я выполнил главную задачу — я осуществил полное господство на море, ликвидировав деятельность даже неприятельских подлодок. Но больше я не хочу думать о флоте. Только о Вас, Анна Васильевна, мое божество, мое счастье, моя бесконечно дорогая и любимая, я хочу думать о Вас, как это делал каждую минуту своего командования. Я не знаю, что будет через час, но я буду, пока существую, думать о моей звезде, о луче света и тепла — о Вас, Анна Васильевна. (6 июня 1917)

Александр Васильевич Колчак

Мысленно он всегда звал море la mar, как зовут его по-испански люди, которые его любят. Порою те, кто его любит, говорят о нём дурно, но всегда как о женщине, в женском роде. Рыбаки помоложе, из тех, кто пользуется буями вместо поплавков для своих снастей и ходят на моторных лодках, купленных в те дни, когда акулья печёнка была в большой цене, называют море el mar, то есть в мужском роде. Они говорят о нём как о пространстве, как о сопернике, а порою даже как о враге. Старик же постоянно думал о море как о женщине, которая дарит великие милости или отказывает в них, а если и позволяет себе необдуманные или недобрые поступки, — что поделаешь, такова уж её природа. «Луна волнует море, как женщину», — думал старик.

Старик и море

Если бы чеховским интеллигентам, все гадавшим, что будет через двадцать-тридцать-сорок лет, ответили бы, что через сорок лет на Руси будет пыточное следствие, будут сжимать череп железным кольцом, опускать человека в ванну с кислотами, голого и привязанного пытать муравьями, клопами, загонять раскалённый на примусе шомпол в анальное отверстие («секретное тавро»), медленно раздавливать сапогом половые части, а в виде самого лёгкого — пытать по неделе бессонницей, жаждой и избивать в кровавое мясо, — ни одна бы чеховская пьеса не дошла до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом. Да не только чеховские герои, но какой нормальный русский человек в начале века, в том числе любой член РСДРП, мог бы поверить, мог бы вынести такую клевету на светлое будущее? То, что еще вязалось при Алексее Михайловиче, что при Петре уже казалось варварством, что при Бироне могло быть применено к 10-20 человекам, что совершенно невозможно стало у Екатерины, — то в расцвете великого двадцатого века в обществе, задуманном по социалистическому принципу, в годы, когда уже летали самолеты, появилось звуковое кино и радио — было совершено не одним злодеем, не в одном потаенном месте, но десятками тысяч специально обученных людей-зверей над беззащитными миллионами жертв. И только ли ужасен этот взрыв атавизма, теперь увертливо названный «культом личности»? Или страшно, что в те самые годы мы праздновали пушкинское столетие? Бесстыдно ставили эти же самые чеховские пьесы, хотя ответ на них уже был получен? Или страшней еще то, что и тридцать лет спустя нам говорят: не надо об этом! если вспоминать о страданиях миллионов, это искажает историческую перспективу! если доискиваться до сути наших нравов, это затемняет материальный прогресс! Вспоминайте лучше о задутых домнах, о прокатных станах, о прорытых каналах… нет, о каналах не надо… тогда о колымском золоте, нет и о нем не надо… Да обо всем можно, но — умеючи, но прославляя… Непонятно, за что мы клянем инквизицию? Разве кроме костров не бывало торжественных богослужений? Непонятно, чем нам уж так не нравится крепостное право? Ведь крестьянину не запрещалось ежедневно трудиться. И он мог колядовать на Рождество, а на Троицу девушки заплетали венки…

Архипелаг ГУЛаг

Мужчины за кофе говорят о футболе, снова о футболе, о работе, о деньгах и опять о футболе. О женщинах мужчины не говорят, говори о них или нет, они все равно тут, неподалеку.

Эльфрида Елинек

И м п е р а т о р: Почему вы здесь… на этой станции, в этой форме? Это было ваше решение, или вас вынудили пойти служить?Ш е р и д а н: Это было мое решение. Обязательного призыва до войны не было, а всеобщую мобилизацию объявили несколькими годами позднее. Думаю, мне хотелось служить чему-то большему, нежели я сам… возможно, даже изменить свою жизнь. Я думал о вашем замечании, которое вы сделали, прилетев на станцию. Кажется, вам очень интересно, почему обитатели станции решили жить здесь.И м п е р а т о р: Недавно я подумал, что я никогда ничего не решал. С рождения мне была уготована определенная роль. Я делал все, чему меня научили: женился на той, которую мне избрали, вступил на трон, когда мой отец умер, выполнял обязанности мужа, отца, правителя… Я делал все, о чем меня просили, потому что мне не приходило в голову поступить иначе. А теперь, в конце своей жизни… я думаю о том, какой она могла бы быть.Ш е р и д а н: Полагаю, время от времени все мы чувствует нечто подобное. Вот почему мой отец учил меня жить каждую секунду так, словно это последний момент моей жизни. Он говорил: -Если любишь, люби без оглядок. Если сражаешься, сражайся без страха-. Он называл это образом жизни воина.И м п е р а т о р: И никаких сожалений?Ш е р и д а н: Несколько… но лишь несколько. А у вас?И м п е р а т о р: Более чем достаточно для одной жизни.(указывает на звезды) Бывали времена, когда все это было нашим. Столь многое утрачено, столь позабыто… Столько боли и столько крови. И во имя чего, хотел бы я знать. Прошлое нас искушает, настоящее приводит в замешательство, будущее пугает, и жизнь вытекает из нас, капля за каплей, которые исчезают в этой бескрайней пустоте межвременья. Но еще есть время, чтобы ухватить это последнее мимолетное мгновение. Чтобы выбрать нечто лучшее, чтобы изменить хоть чтоо, как сказали ли бы вы. И я собираюсь сделать это.

Вавилон-5

Отвечающий: Да, я знаю, кто вы.Доктор: (буквально вываливается из ТАРДИС) Ну, вот мы и здесь! Лондон. Земля. Солнечная система. Получилось! (замечает ошарашенных Джекки и Микки) Джекки, Микки! Надо же! Нет, нет, нет, нет, нет, стойте. Подождите. Мне нужно вам чтоо сказать. Было чтоо, что я должен был вам сказать. Чтоо важное. Что же это было? (хватает обоих за плечи, опираясь на них) Нет, стойте, стойте. Ш-ш-ш-ш-ш…. О, знаю! (расплывается в улыбке) Веселого Рождества! (падает в обморок)Микки: Но кто он? Где Доктор?Роза: Вот он — прямо перед тобой. Это Доктор.Джекки: Что ты имеешь в виду — «это Доктор»? Доктор КТО?Джекки: (Услышав о том, что у Доктора два сердца) А чего ещё у него два?Джекки: Я буду убита ёлкой!Доктор: Моя голова! Мои нейроны разрушаются! Мне надо...Джекки: Что тебе надооктор: Мне надо... Джекки: Просто скажи. Скажи мне. Доктор: Мне надо... Джекки: Обезболевающее? Доктор: Мне надо...Джекки: Тебе нужен аспирин?Доктор: Мне надо... Джекки: Кодеин? Парацетамол? О, не знаю, Пепто-Бисмол? Доктор: Мне надо...Джекки: Жидкий парафин? Витамин С? Витамин Д? Витамин Е?Доктор: Мне надо...Джекки: Это еда? Что-нибудь простое. Тарелка супа. Хорошая тарелка супа? Суп и сэндвич? Суп и маленький сэндвич?!Доктор: (взрывается) Мне надо, чтобы ты заткнулась!Джекки: (обижается) О, он не так уж сильно изменился, правда?Доктор: У нас мало времени. Если есть рыба-лоцман… (находит в кармане халата яблоко) Почему в моем халате яблоко?Джекки: О, это Говард. Прости. Доктор: Он хранит яблоки у себя в халате?Джекки: Он может проголодаться. Доктор: Что, он может проголодаться во сне?Джекки: Иногда.Харриет Джонс: Алекс - моя правая рука. (поворачивается к Алексу) Я не привыкла иметь правую руку, но мне нравится. Алекс: Мне тоже.Даниель Ливеллин: Вы говорите о пришельцах как об установленом факте.Харриет Джонс: Моя автобиография запрещена Актом Парламента.Майор Блейк: Президент настаивает на том, чтобы контроль над ситуацией передали ему.Харриет Джонс: Можете ответить Президенту. И используйте, пожалуйста, эти самые слова: «Он мне не босс, и он не может превратить это в войну».Даниель Ливеллин: Но если они не с поверхности, тогда они могут вообще не с Марса. Возможно, они совсем не марсиане.Майор Блейк: Конечно нет. Марсиане выглядят совсем не так. Харриет Джонс: Я полагаю, у нас нет Кода 9? Никаких следов Доктора?Майор Блейк: Пока ничего. Вы встречались с ним, не так ли? Больше похож на легенду! Харриет Джонс: (рассеяно кивает) Он и есть легенда. (размышляя) Подвести его... (пауза) Что с Торчвудом? Я понимаю, что мне не положено знать, о них даже ООН не знает. Но если когда-либо мы нуждались в Торчвуде, то это сейчас. Майор Блейк: Я не могу принять ответственность… Харриет Джонс: Я могу.(Треть населения Земли стоит на краю крыш, готовая прыгнуть)Харриет Джонс: (во время экстренного вещания) Едва ли это речь Королевы. Боюсь, она была отменена. (кому-то за кадром) Мы выясняли насчёт королевской семьи? (пауза) А. (пауза) Они на крыше.(После того, как вождь Сикораксов сказал, что Роза должна говорить за планету Земля)

Десятый Доктор — Сезон 2

Я распрощался с вами, чтобы ехать на маскарад в Варьете. Мне говорили о нем как о достопримечательности, достойной нашего примечательного времени. Вы отговаривали меня, советовали не ездить - нелегкая путала меня. О, почему вы, бытописатель, не видели этого зрелища? Почему не было там ни Гофмана, ни Калло, дабы изобразить фантастическую и гротескную картину, которая развернулась перед моими глазами? Я ушел из пустой и унылой Оперы и очутился в переполненном и оживленном Варьете; зала, коридоры, ложи, партер - все кишело народом. Я обошел залу: двадцать масок окликнули меня по имени и сказали, как их зовут. Здесь присутствовали крупнейшие аристократы и финансисты в гнусных маскарадных костюмах Пьеро, возниц, паяцев, базарных торговок. Все это были люди молодые, благородные, отважные, достойные уважения; позабыв о своем громком имени, об искусстве или политике, они пытались возродить бал-маскарад эпохи Регентства, и это среди нашей строгой и суровой жизни! Мне говорили об этом, но я не верил рассказам!.. Я поднялся на несколько ступенек и, прислонившись к колонне, наполовину скрытый ею, устремил взгляд на человеческий поток у своих ног. Эти домино всевозможных расцветок, эти пестрые наряды, эти вычурные костюмы являли собой зрелище, в котором не было ничего человеческого. Но вот заиграл оркестр. О, что тут началось!.. Странные существа задвигались под его звуки, долетавшие до меня вместе с криками, хохотом, гиканьем; маски схватили друг друга за руки, за плечи, за шею; образовался огромный движущийся круг; мужчины и женщины шумно топали ногами, поднимая облака пыли, и в белесом свете люстр были видны ее мельчайшие атомы; скорость вращения все увеличивалась, люди принимали странные позы, делали непристойные движения, дико орали; они вращались все быстрее и быстрее, откинувшись назад, как пьяные мужчины, воя, как погибшие женщины, и в этих воплях звучала не радость, а исступление, не ликование, а ярость, точно это был хоровод душ, проклятых Богом, которые осуждены мучиться в аду за свои прегрешения. Все это происходило передо мной, у моих ног. Я ощущал ветер, поднимаемый стремительным бегом масок; каждый мой знакомец, проносясь мимо, кричал мне какую-нибудь непристойность, от которой лицо мое заливала краска. Весь этот шум, гам, вся эта неразбериха были не только в зале, но и у меня в голове. Вскоре я уже перестал понимать, сон это или явь; я вопрошал себя, кто из нас безумен - они или я; меня обуревало нелепое желание броситься в этот пандемониум, по примеру Фауста, оказавшегося на шабаше ведьм, и я чувствовал, что сразу уподоблюсь этим людям, буду испускать такие же дикие крики, делать такие же непристойные жесты, телодвижения и хохотать, как они. О, отсюда до подлинного, безумия был всего один шаг. Меня обуял ужас, я выскочил из залы, преследуемый до самой парадной двери воплями, походившими на любовный рык, вылетающий из логова диких зверей.

Маскарад (А. Дюма)

Мой следователь ничего не применял ко мне, кроме бессоницы, лжи и запугивания — методов совершенно законных. Поэтому он не нуждался, как из перестраховки делают нашкодившие следователи, подсовывать мне при 206-й статье и подписку о неразглашении: что я, имя рек, обязуюсь под страхом уголовного наказания (неизвестно какой статьи) никогда никому не рассказывать о методах ведения моего следствия. В некоторых областных управлениях НКВД это мероприятие проводилось серийно: отпечатанная подписка о неразглашении подсовывалась арестанту вместе с приговором ОСО. (И еще потом при освобождении из лагеря — подписку, что никому не будет рассказывать о лагерных порядках.) И что же? Наша привычка к покорности, наша согнутая (или сломленная) спина не давали нам ни отказаться, ни возмутиться этим бандитским методом хоронить концы. Мы утеряли МЕРУ СВОБОДЫ. Нам нечем определить, где она начинается и где кончается. Мы народ азиатский, с нас берут, берут, берут эти нескончаемые подписки о неразглашении все, кому не лень. Мы уже не уверены: имеем ли мы право рассказывать о событиях своей собственной жизни?

Архипелаг ГУЛаг

Права на работу нет, в Россию путь закрыт, деньги скоро кончатся. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все х-о-о-р-о-о-ш-о-о!

Стартап Дот Лав

Оставьте комментарий

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я